В начало Написать нам Карта сайта | RSS
Уральский рынок металлов


Предлагаем Вам разместить информацию в бегущую строку - 1000 рублей в месяц - за каждые 10 слов | Ежедневно посетители сайта смогут видеть информацию о Вашем предприятии. | Минимальные затраты - максимальный результат!!!
Новости Журнал О компании Статьи Аналитика Тендеры Рекламодателям Подписчикам Форумы Бизнес-навигатор Карта сайта Мероприятия Вопросы-ответы
В начало // Журнал / Все номера / УРМ №10 (октябрь 2007) / РЗМ-магниты: не так страшен Китай, как его малюют
← оглавление номера

Ориентиры развития:

РЗМ-магниты: не так страшен Китай, как его малюют

Валерия Адамова 

Минувшим летом Николай Кудреватых, директор НИИ физики и прикладной математики УрГУ и Юрий Верещагин, вице-президент Союза металлургов Свердловской области приняли участие в международной конференции по редкоземельным металлам, состоявшейся в Баотоу (Китай). И оказались там фактически единственными представителями России. О своих впечатлениях они рассказали нашему обозревателю, Валерии Адамовой.

- Расскажите, пожалуйста, о той ситуации, которая сложилась сейчас на мировом рынке в сфере производства редкоземельных магнитов.
Николай Кудреватых (НК): В ХХ веке крупнейшими производителями редкоземельных магнитов были США, Япония, Россия, европейские страны. В XXI веке 90% магнитов и магнитных систем производится в Китае. США практически прекратили выпуск редкоземельных магнитов, не выдержав конкуренции. Сейчас американцы перемещают производство в Китай и страны ЮВА, поближе к сырьевой базе редкоземельных элементов. В Китае, как известно, сосредоточено около 80% мировых запасов РЗМ.

Основные преимущества Китая: дешевая рабочая сила и низкие производственные затраты из-за минимальных расходов на охрану окружающей среды и капстроительство. На конференции в Баоатоу ведущий китайский специалист по мировому рынку магнитов Луо Янг озвучил такие цифры: в США рабочий на производстве магнитов получает зар­плату в 40 раз выше, чем китайский рабочий аналогичного профиля. Европейский рабочий - в 30 раз. Японию китайцы тоже потеснили, сегодня Китай производит в четыре раза больше магнитной продукции, чем Япония.

Общемировые объемы производства РЗМ-магнитов сейчас оцениваются в 50 тысяч тонн в год, из них 40 тысяч тонн производит Китай, где работает около 10 крупных производителей магнитов и, по неофициальным сведениям, около 200 мелких. Большая часть - 30 тысяч тонн - используется внутри страны, остальное идет на экспорт. Япония сейчас выпускает 7-8 тысяч тонн магнитов. Еще 1-1,5 тысячи тонн выпускают вместе Европа, Россия и США.

- Китай лидирует по объемам редкоземельных магнитов, а как оценивается их качество?
НК: Еще в 90-е годы уровень свойств китайских магнитов был средний. Сейчас китайские фирмы наладили собственное производство самого современного вакуумного оборудования, совершенствуют технологии. На выставке в Баотоу мы увидели результаты этих усилий: китайские производители постоянных магнитов достигли рекордных значений по свойствам и характеристикам этой продукции. Сегодня в Китае уже не выпускают таких магнитов, которые делают в России. Их изделия на 30-50% лучше по характеристикам. Демонстрировались магниты с максимальным энергетическим произведением материала - BH max свыше 50 миллионов Гаусс х Эрстед. Все экспонаты - разных размеров и форм, выглядело это просто фантастически! А в России делают магниты c BH max до 35-40 миллионов Гаусс х Эрстед. И при этом на российском рынке более продвинутые китайские магниты оказываются еще и на 15-20% дешевле отечественных, даже с учетом перевозки и таможенных пошлин.

Значительная часть магнитов используется в Китае для производства высокотехнологичной продукции: компьютеров, малогабаритных электродвигателей. Китайцы освоили производство даже систем для магнито-резонансных томографов (МРТ). Для создания подобной системы требуется около одной тонны высококачественных магнитов. Китайцы сами сконструировали такую систему, которая превзошла по параметрам японскую. Еще одно новое направление, где используются магниты, - производство электротранспортных средств, и в частности электровелосипедов. По разным данным, в Китае их выпускается порядка 15 миллионов штук в год, в магазинах они стоят примерно 0. На улицах китайских городов около трети велосипедистов передвигается с помощью таких «машин».

- Что вас заинтересовало на конференции больше всего?
Юрий Верещагин (ЮВ): На конференцию приехали практически все представители мирового научного сообщества, работающие в области науки, производства, разработки технологий, связанных с редкоземельными материалами. Были специалисты из США, Канады, Японии, Австралии, Англии, ряда других стран, даже из Африки - всего около 400 человек, из них 100 - иностранцы. Россию представляли мы вдвоем. Это плохо, потому что на таких совещаниях идет обмен самой свежей информацией, мнениями и т. д. Для того чтобы восполнить в какой-то мере этот пробел, мы организовали поездку г-на Луо Янга на недавно прошедшую в сентябре м-це текущего года XVI российскую конференцию по постоянным магнитам в Суздале. Он выступил там с обзорным докладом о развитии редкоземельной промышленности в Китае, в том числе и о производстве постоянных магнитов на основе РЗМ. Этот доклад был воспринят с большим интересом и печалью, поскольку стало ясно, что мы основательно отстаем.

НК: На выставке кроме магнитов были представлены чистые редкоземельные металлы, а также оксиды, люминофоры, фосфоресцирующие материалы, нагреватели для печей, причем очень термостойкие: выдерживают температуры до 2000°С - в России таких нет. Запомнились люминисцентные лампы с разным типом свечения. На конференции наиболее интересными были доклады о перспективах развития редкоземельной промышленности Китая и Японии. А также сообщения, посвященные технологическим аспектам, в частности теме разделения редкоземельных элементов. Большой интерес вызвали доклады по запасам и добыче редкоземельных материалов.

ЮВ: Кроме того, конференция проводилась в очень интересном месте. Недалеко от Баотоу находится крупнейшее в Китае месторождение редкоземельных металлов Байн-Обо. В самом городе расположен созданный на базе этого месторождения металлургический комбинат, сопоставимый с нашим ММК. А также Институт РЗМ-материалов. Примечательно, что гостиница, в которой жили участники конференции, называлась «Редкоземельный отель».

Интересна организация переработки сырья на китайских месторождениях. Добываемая руда проходит несколько этапов переработки. На первом - после дробления и помола - делается магнитная сепарация, которая позволяет выделить высококачественный концентрат с содержанием железа от 70% и более. Он отправляется на меткомбинат, который производит 10 миллионов тонн стали в год. Это уже в значительной мере оправдывает добычу. Из отходов, оставшихся после сепарации, выделяются материалы, содержащие торий, РЗМ и т.д., и все доводится до конечных продуктов. Даже пустая порода используется как строительный материал при сооружении дорог.

НК: В Китае сейчас идет большое строительство и все делается «с запасом». Например, дороги строятся с учетом того, сколько автомобилей будет через 10 лет. Баотоу интересен еще и тем, что меткомбинат был построен с помощью советских специалистов. Местные специалисты, особенно старшего возраста, это помнят и к русским относятся доброжелательно.

- Как вы оцениваете возможность совместной работы в плане поставки РЗМ-сырья в Россию, закупки магнитных материалов?
ЮВ: Одной из целей поездки было изучение этих возможностей. Практическая часть поездки прошла успешно, мы нашли интересных партнеров, согласовали условия взаимодействия с предприятиями и организациями.

Китайское государство за последние 25 лет не жалело средств на развитие РЗМ-промышленности, очень серьезные деньги вкладывают в науку. В Институте РЗМ-материалов в Баотоу действует мощное опытное производство РЗМ-материалов и магнитов. Этот институт поддерживается и бюджетным финансированием, и финансированием от Стальной редкоземельной компании. В Китае только академиков, которые специализируются на РЗМ, - более 20. Подготовлено огромное количество специалистов для работы на предприятиях. Они начинали работать в этом институте и затем разъезжались по всему Китаю.

В России, напротив, в последние годы сокращалось финансирование, уходили специалисты. Нам эту систему еще только предстоит восстанавливать.

- В каком состоянии находится РЗМ-промышленность в России?
НК: По запасам РЗМ Россия занимает второе место в мире, после Китая. Но месторождения находятся в труднодоступных местах, добыча РЗМ практически не ведется. Еще с советских времен РЗМ добываются на Ловозерском месторождении на Кольском полуострове. Раньше руда с этого месторождения поступала на Соликамский магниевый завод (СМЗ), где делали хлориды. Затем РЗМ-продукт везли в Казахстан - на окончательную переработку и получение редкоземельного элемента. Сейчас эта цепочка оборвалась, хлориды перерабатывают и продают уже где-то в Европе. А СМЗ не имеет оборудования и технологий, чтобы выпускать чистые редкоземельные металлы.

Российские производители магнитов какое-то время работали на старых запасах редкоземельных металлов, выпущенных, например, Сибирским химическим комбинатом (Северск, Томская обл.), который входит в систему атомпрома. В рамках конверсии в 90-е годы Сибхимкомбинат занялся производством магнитов. Потом стало понятно, что это не их профиль, и магнитное производство там было свернуто. Однако комбинат успел произвести довольно много материала, который и разошелся по России. Сейчас его запасы кончаются, и наши производители начинают закупать РЗМ в Китае. Кстати, до 2005 года у китайских фирм не было особых преимуществ, потому что цена на редкоземельные металлы как внутри Китая, так и на мировом рынке была одинаковая. Но два года назад китайское правительство ввело квоты на экспорт редкоземельного сырья и экспортные пошлины. Теперь редкоземельный металл, купленный в Китае, обходится иностранным фирмам дороже, чем местным. И этот фактор очень тревожит наших производителей магнитов.

- Не приведет ли это к тому, что Россия, как и США, свернет собственное производство магнитов?
НК: Россия претендует на роль технологически независимого государства. У нас до сих пор мощный оборонный комплекс, который использует магниты с высоким уровнем сложности. По российскому закону во всех «специзделиях» должны использоваться комплектующие только от российских производителей. Поэтому совсем сворачивать производство и уходить с этого рынка нельзя.

Сейчас в России работает около 20 производителей. Они выпускают примерно 100-150 тонн магнитов в год. Производство есть и на Урале: бывший опытный завод, а ныне ООО «ПОЗ-Прогресс», фирма «УрмаТех», фирма «Лантан» в УрГУ, в Институте физики металлов УрО РАН было небольшое производство.

Фирма «Элис» (г. Озерск, Челябинской обл.) выпускает сепараторы для горно-рудной промышленности, для очистки от металлических включений пищевых продуктов.

В основном все изделия, которые выпускают российские предприятия, используются внутри страны. Хотя есть и исключения - например, Институт физики металлов разработал магнитную систему для диагностики пространства вокруг скважины на предмет наличия нефти - по заказу американской фирмы.

- Расскажите о разработках НИИ физики и прикладной математики.
НК: Мы работаем в трех направлениях: фундаментальная наука, технологии, прикладные вопросы. В НИИ существует шесть отделов, но только в одном из них, а именно - отделе магнетизма твердых тел, занимаются проблематикой, связанной с постоянными магнитами. Например, недавно к нам обратились с такой задачей: фокусировка электронного пучка. Цель - обеспечить мощное поле и не допустить размагничивания постоянных магнитов, его создающих, поскольку пучок их нагревает. Другой пример - масспектрометр. В классическом варианте пучок ионов пропускается через магнитное поле, создаваемое электромагнитом очень больших размеров. Мы сделали более компактный вариант на постоянных магнитах. Но, к сожалению, он до сих пор лежит на полке.

Еще один пример из наших старых разработок: в 2000 году сделан прибор, который называется спектрометр электронного парамагнитного резонанса Х-диапазона. В этой разработке участвовало несколько подразделений нашего института, и в частности отдел магнетизма твердых тел. Мы сделали портативную магнитную систему на постоянных магнитах однородного магнитного поля. У этого прибора очень много областей применения: химия, биология, физика, экология, медицина и т.д. У фирмы «Брукер» был похожий прибор, но там магнитная система весила 80 кг, а у нас - 10 кг. На этот прибор, а также и на магнитную систему, у нас есть патент, но пока никто не захотел финансировать производство хотя бы опытной серии.


- Какие впечатления у вас остались после конференции в Суздале?
НК: Конференция по постоянным магнитам проводится в Суздале уже много лет подряд. Когда-то на нее приезжало 300-400 делегатов, потом был спад - до 20-30 человек. Сейчас снова идет подъем. В этом году приехало около 100 участников. И что особенно важно - наконец-то кроме ветеранов мы увидели новые лица: появилась молодежь, студенты. Это вселяет оптимизм, что дело живет и начинает набирать обороты.

Самым интересным выступлением на конференции стал, пожалуй, доклад бывшей сотрудницы МИСиСа, которая сейчас работает в Дрездене. Еще в 60-е годы был открыт сплав платина-кобальт как материал для массивных постоянных магнитов. А сейчас в Дрездене создали технологию получения тонкопленочных магнитов из такого материала, который применяется в микромеханических устройствах, а также для записи информации. Выяснилось, что можно сделать наноразмерных масштабов точечки и выйти на плотность записи тэррабиты на квадратный дюйм (10 в 12-й степени бит). Это выше, чем та плотность, которой можно добиться сегодня в чипе, созданном на полупроводниках.

- Как вы оцениваете перспективы производства РЗМ-магнитов и магнитных систем в России?
НК: Производство магнитов сохранится, но будет находиться под прессом китайских производителей. Однозначно мы будем продолжать выпуск самарий-кобальтовых магнитов, потому что именно они используются в спецтехнике. Есть опасения, что производства неодим-железо-боровых магнитов через какое-то время закроются. Вступление страны в ВТО для наших производителей магнитов может иметь плачевные последствия.

ЮВ: Лично я на перспективы России смотрю с оптимизмом. Ситуация, сложившаяся в мире, была вызвана дем­пингом китайских производителей. Но в последнее время цены и на РЗМ-сырье, и на магниты начали подниматься: за 1,5 года - в два раза. Это вызвано тем, что Китай стал больше внимания уделять экологии, зарплаты специалистов тоже растут. Я уверен, что в США будет восстановлено производство РЗМ-магнитов, разговоры об этом уже идут. Через несколько лет может возникнуть интерес и к российским месторождениям редкоземельных металлов, несмотря на то, что они находятся в северных районах. Самое крупное из них - это Тамторское месторождение в Якутии. По запасам РЗМ оно сопоставимо с месторождением Баюнь-Обо во внутренней Монголии Китая. Наши месторождения отличаются от китайских тем, что в российской руде нет железа, но содержится ниобий и тантал, которые пользуются стабильным спросом. Надеюсь, что появятся инвесторы, которые профинансируют подготовку, добычу и дальнейшую переработку этой руды. Сырье для производства магнитов нужно не только России, но и другим странам. Японцы, например, очень озабочены тем, что у них нет своего сырья, и проявляют интерес к российским запасам.

- То есть инвесторы, скорее всего, будут иностранные?
ЮВ: Не обязательно, поскольку вопрос разработки РЗМ-месторождений связан не только с магнитами. Растущей металлургии, например, скоро потребуются редкоземельные лигатуры для микролегирования стали. Небольшие добавки РЗМ в сталь способствуют резкому повышению ее хладостойкости, текучести, прочности и т.д.
В России будет организовано производство сотовых телефонов, где обязательно используется магнит в системе воспроизведения звука. Автомобиле­строение начинает подниматься - а в современных машинах много электроприводов с магнитами. Вся страна со временем перейдет на счетчики газа, воды, тепла. В этих приборах также используются магнитные системы. Я считаю, что через 5-10 лет в России будут использоваться не сотни тонн магнитов в год, а тысячи и десятки тысяч. Как и во всем цивилизованном мире.

Журнал

   
Ваше имя:  
Пароль:     
  запомнить меня
  Регистрация  Забыли пароль?

Бизнес-навигатор

   Меткомплекс
   Наука и образование
   Органы власти
   Отраслевые союзы
   Смежные отрасли


Атомстрой комплекс
ЛитМаш
ЗаводЭкоТехнологий
 
Отраслевая наука 


 
        ООО «УралИнфо»
   Телефон/факс: (343) 350 71 71
   г.Екатеринбург, ул.Мамина-Сибиряка, 58, офис 601        
            urm@urm.ru
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
«РЎСѓРјРјР° технологий» «Сумма технологий»
продвижение сайта