В начало Написать нам Карта сайта | RSS
Уральский рынок металлов


Предлагаем Вам разместить информацию в бегущую строку - 1000 рублей в месяц - за каждые 10 слов | Ежедневно посетители сайта смогут видеть информацию о Вашем предприятии. | Минимальные затраты - максимальный результат!!!
Новости Журнал О компании Статьи Аналитика Тендеры Рекламодателям Подписчикам Форумы Бизнес-навигатор Карта сайта Мероприятия Вопросы-ответы
В начало // Журнал / Все номера / УРМ №1 (январь 2002) / Новые собственники " новые перспективы
← оглавление номера

Цветные металлы:

Новые собственники " новые перспективы

Олег Бракоренко, корреспондент 

Олег Бракоренко, корреспондент

Новые собственники - новые перспективы

 

В минувшем 2001 г. в Оренбургской области сразу на нескольких крупных предприятиях сменился собственник. На металлургический комбинат «НОСТА» пришел «Русский алюминий», а контрольный пакет акций ОАО «Комбинат «Южуралникель» - ОАО ЮУНК (г. Орск, Оренбургская область) приобрела угольная компания «Южный Кузбасс» и ОАО «Мечел».
    Узнавшие о смене собственника на никелькомбинате немало удивились. «Южуралникель» уже много лет числится в списке крупных должников, в том числе во все бюджеты. В областной администрации в начале 2001 г. даже не-однократно поговаривали о возможном банкротстве или, как минимум, о введении временного наблюдения на предприятии. Последние три года деятельность комбината «Южуралникель» координировала управляющая компания ОАО МК «Уралметпром» во главе с генеральным директором Александром Полозовым. В 1997 г., в пик финансового неблагополучия «Южуралникеля», на его производственной базе было создано ООО «Южполиметалл» - стопроцентная дочка комбината. Ей были переданы в долгосрочную аренду основные производственные мощности «Южуралникеля» - пирометаллургический и гидрометаллургический цеха. С тех пор «Южполиметалл» осуществлял большинство финансовых операций, занимался реализацией всей конечной продукции и финансировал все эксплуатационные работы на комбинате. ОАО «Южуралникель» являлся лишь производителем никелевой руды на собственных месторождениях предприятия - Сахаринском в Челябинской области и Буруктальском в Оренбургской области. Именно за эти годы ЮУНК накопил немалую кредиторскую задолженность, и именно существующая схема производства и реализации продукции больше всего раздражала областных руководителей.
    22 августа минувшего года на внеочередном совете директоров акционерного общества генеральный директор комбината Александр Блинов был отстранен от должности, а и.о. генерального директора назначен Анатолий Щетинин, ранее работавший на челябинском меткобинате «Мечел» (затем в октябре Анатолия Щетинина утвердили в должности генерального директора никелькомбината). Стало известно о приобретении контрольного пакета акций ОАО «Комбинат «Южуралникель» угольной компанией «Южный Кузбасс» и комбинатом «Мечел». После четырех месяцев работы генеральным директором ЮУНК Анатолий Щетинин согласился рассказать о положении дел на комбинате.

Анатолий Щетинин


   - Анатолий Петрович, после прихода «Мечел» на комбинат что-нибудь изменилось в плане погашения долгов, налоговых платежей? У комбината была большая кредиторская задолженность.
    - Долги и сейчас не маленькие. На сегодня долг ЮУНК составляет примерно 1 млрд. 456 млн. руб. - это кредиторская задолженность; 563 млн. уже сейчас предстоят к исполнению. За 4 месяца нашей работы мы погасили уже 263 млн. руб.; 65 млн. руб. заплатили во все уровни бюджетов. По всем долгам вышли на реструктуризацию, в том числе по Пенсионному фонду. И на сегодня мы предприятие, которое по текущим платежам долгов не имеет.

    - Последние годы, когда говорят о «Южуралникеле», имеют в виду производственный комплекс ОАО «ЮУНК» - ООО «Южполиметалл». Прежняя производственно-финансовая схема остается или есть планы по объединению предприятий?
     - Пока все так же. У ЮУНК сегодня нет ни одного открытого счета. В перспективе, когда все долги погасим, планируем сделать так, чтобы осталась одна знаменитая фирма «Южуралникель». Сегодня у нас двойная бухгалтерия, нам очень тяжело работать, но пока другого выхода нет. Поэтому все основные средства мы пока держим на «Южполиметалле». Это было придумано не нами, пока продолжаем эту линию, но у нас стоит точка май-июнь, чтобы соединить два предприятия. Но с этим много трудностей. К примеру, только по НДС придется заплатить 120 млн. руб. - такое бремя досталось. Для сравнения: у меня реализация сегодня 160 млн. руб. в месяц. Поэтому сейчас смотрим, как более или менее безболезненно для предприятия выйти на объединение.

    - По сути, Анатолий Петрович, Вы - антикризисный менеджер. Вас сюда акционеры бросили как на амбразуру, закрывать проблемы приобретенного предприятия...
     - Я менеджер по чрезвычайным ситуациям. Приехав сюда, я оценил ситуацию как рабочую. То, что, конечно, 10 лет предприятие абсолютно не осматривалось, не вкладывалось ни копейки в развитие производства, ни в поддержание основных фондов - это проблема. Как следствие произошло две аварии. Когда я приехал на комбинат 21 августа прошлого года, работало всего две печи. Потом вышли на 5 печей, потом крупнейшая авария в октябре: завалилась поликамера. В декабре произошла очередная авария: подвис газоход над цехом, он весит 300 т. Сейчас работают только 4 печи. Тяжелейшие условия. А так сейчас здесь мы работаем втроем. К примеру, на «Орскнефтеоргсинтез» нефтяники привезли сразу 25-35 специалистов. У нас: я и бухгалтер, на днях приехал еще один менеджер с Мечела. Трое на 6,5 тысяч трудящихся.

    - Столько аварий за короткий промежуток времени! Каково состояние оборудования сегодня? Какие приоритеты по вложению средств в предприятие?
     - Износ основных фондов 85-95%, нового оборудования здесь пока нет. Вся технология здесь старая, 1938 года, но не считая, конечно, гидрометаллургии, которую внедрили чуть попозже. У нас все кислородные блоки эксплуатируются 30 с лишним лет каждая, а их максимальный срок эксплуатации по 20 лет - вот и сами посчитайте. Наверно, не надо объяснять, куда сейчас надо вкладывать деньги.

    - А как по сырьевой базе? По рудникам?
     - На Сахаринском и Буруктальском рудниках с августа добываем 80 тыс. т в месяц. На сегодня есть программа на 162 тысячи. Для этого надо вложить по 2-3 млн. руб. в каждый рудник. Обновить всю технику, конечно, не хватит, но поддержать то, что есть, хватит. Так что по сырьевой базе, я считаю, особых проблем нет.

    - Предыдущее руководство планировало активно использовать отходы от производства прежних лет. В отходах довольно высокое содержание никеля и других металлов. У вас есть ли в этом направлении какие-нибудь планы?
     - Да, есть. Сейчас разрабатываем новую технологию, из соленакопителей мы должны сделать безотходную технологию, которая должна будет включаться в экологическую программу. Правда, есть проблемы. Если раньше то, что я делал по экологии, я мог доказать комитету по экологии и все это засчитывалось, то сегодня все идет через налоговую, и я плачу все полным рублем. За 2001 г. заплатили 28 млн. руб., и 8 еще должны. Итого по году за экологию 36 млн. руб. - это большое бремя для предприятия.

    - Вы говорите, что износ основных фондов на предприятии за 90%. Есть ли планы по реконструкции?
     - Планов по техперевооружению, я могу откровенно сказать, пока нет. Но ведется работа. Где мы только не были, во всех институтах, но мне сегодня ни один ученый так и не сказал: куда мне двигаться. Сегодня только буквально два мнения: печь Ванюкова и рудно-термическая - и все. Или, например, нужно построить некий суперзавод, где будет 6 печей с проходными трубами по 90 метров длиной, которые будут сушить руду - но это все из области фантастики. Для этого необходимы огромные средства. Я посчитал, что предприятию для этого надо 10 месяцев реализовывать продукцию, но ничего не покупать и не платить зарплату.

    - И между тем, Анатолий Петрович, из средних по размеру никелькомбиантов ЮУНК - единственный, который сегодня продолжает работать, несмотря на износ оборудования и еще жесткую ценовую политику крупнейшего производителя никеля.
     - Политика, которую проводил «Норильский никель», ни к чему хорошему не привела. Он боролся с кубинцами, канадцами, а мы как песчинки. Он просто раздавил нас своей игрой. Я думаю, они, наконец, поняли: зачем производить 200 тыс. т и продавать по тыс., когда можно произвести вдвое меньше и продать по тыс. за т. Получишь те же деньги, только с наименьшими затратами. Ну, а с нашими объемами сравнивать нет смысла: у «Норильского никеля» производство 200 тыс. т, у нас только 7 тыс. т; у них 75 тысяч трудящихся, у нас - 6,5 тысяч. На сегодня в этой игре выжил только наш комбинат. «Режникель» стоит, на «Уфалейникеле» работает только одна печь. «Южуралникель» работает на всех мощностях, которые можно запустить. Я имею в виду пирометаллургию, потому что по гидролизу и электролизу мы абсолютно не конкурентоспособны. Единственное, по производству гидрата закиси - мы монополисты. Но его сегодня нужно 70 т, а мы можем - до 1000 т. Сами понимаете...

    - Насколько я знаю, несмотря на все трудности и последние аварии, объемы выпуска продукции комбинатом продолжают расти?
     - В 1999 г. производство было 3409 т, в 2000 г. - 7416, за 8 месяцев 2001 г. - 6400. Первого декабря мы превысили программу 2000 г. Если по никелю максимальное производство было по месяцу 779 т - это в 1999 и 2000 гг., то по этому году мы в сентябре, работая на 3 печах, произвели 668 т никеля, в октябре - 769 т, в ноябре вышли уже на 988 т. Это все только по гранулированному никелю. С учетом гидрата по валовому никелю мы уже давно перевалили за 1000 т в месяц.

    - В медной промышленности сейчас цена на медь снизилась за порог рентабельности, а у Вас как на рынке сбыта?
     - У нас тоже самое, особенно в октябре. Самая низкая цена на никель была в декабре 1998 г., 81 за т. Когда здесь были предыдущие коллеги, у них доходила цена никеля до тыс. Когда мы пришли на комбинат в октября 2001 г., цена никеля была 00, на сегодня по декабрю цена поднялась до 00 за т. По оргрентабельности для всех таких предприятий, как «Южуралникель», нормативный уровень 00-6900. Зависит от того, какой у вас кокс - в себестоимости продукции он составляет 45%.

    - Кокс, я так понимаю, это помощь акционеров?
    - Да, конечно. У нас же сегодня «Южный Кузбасс». Я считаю, сегодня наша схема очень нормальная: получение из угля кокса, с помощью кокса - металла, никель отдается на «Мечел», где получается нержавеющий металл, который на сегодня может выпускать только «Мечел». Более 50% продукции мы направляем акционерам, остальное - по прежним и новым договорам. Есть экспортная составляющая.

    - Здесь в Орске, через дорогу, тоже есть коксовые батареи - комбинат «Носта». Попытки работать вместе были в 1998 г. В администрации области частенько высказывают пожелания о возобновлении работы. Каковы Ваши планы?
    - Я губернатору сказал: если на «Носте» будет кокс нормального качества и хоть на копейку дешевле - я буду брать там, но сегодня у меня самый дешевый кокс.
    В областной администрации еще говорят о намерении заключить со всеми крупными предприятиями договора на фиксированные платежи по налогам. Подобное соглашение уже второй год заключается с ТНК по НК ОНАКО. В числе возможных летом называли и ЮУНК.
    Если бы со мной заключили фиксированные платежи, я был бы очень рад. Не думаю, что я согласился бы на условия, которые ущемляли бы интересы «Южуралникеля». На сегодня предприятие платит все текущие налоги, и в принципе никто, наверно, не будет заключать такой договор. Я полагаю, что такие договора заключаются с такими предприятиями, которые ушли из области и не платят здесь налоги. У нас такая же холдинговая схема, как у ТНК, но мы пришли и сразу сказали: будем работать и платить налоги здесь.

    - Вы говорите, что у Вас работает 6,5 тысяч человек. По сравнению с прошлым годом коллектив, кажется, стал больше?
    - Да, почему-то прежние акционеры приняли за 2001 г. 500 человек. Говорили, что ради медной программы по электролизу. Но я был на Медногорском медно-серном комбинате (Оренбургская область), там прекрасный цех. По сравнению с нашим, как «Ауди А6» и «Запорожец». Как «Южуралникель» может с тем же ММСК соревноваться по электролизной меди? Это абсурд. Поэтому мы решили соединить гидрометаллургический цех и цех электролиза. У нас высвобождается 144 трудящихся. Мною дана команда пока не принимать на работу. С учетом естественной убыли по 50 человек в месяц, через два месяца, в феврале, я проведу это объединение. Это вынужденная мера. Элементарный пример: у «Мечела» реализация сегодня 1,5 млрд. руб. и 28 тыс. трудящихся, у ЮУНК - 150 млн. руб. и 6,5 тыс. трудящихся соответственно. Мы посчитали: на «Мечеле» один человек зарабатывает 64 тыс. руб., здесь только 18 тыс. руб. Только здесь зарплата составляет 23-25% от реализации, а на «Мечеле» - 7%. Поэтому элементарным умножением получается, что 3 тысячи человек вроде лишние. Но мы понимаем, что если эти 3 тысячи уволить, то завтра они пойдут к другим тысячам и залезут в квартиры. Поэтому я пришел и сказал, что никакого повышения зарплаты не будет. Давайте делиться, а там посмотрим. Я считаю, что зарплата в 3700 руб. - это пока нормально. Для сравнения, на Машзаводе здесь в Орске зарплата 2700 руб. при реализации в 110 млн. руб. и 5900 человек трудящихся. Большой уровень зарплаты держать нельзя. Когда предприятие дотируется, надо затягивать пояса.

Журнал

   
Ваше имя:  
Пароль:     
  запомнить меня
  Регистрация  Забыли пароль?

Бизнес-навигатор

   Меткомплекс
   Наука и образование
   Органы власти
   Отраслевые союзы
   Смежные отрасли


Атомстрой комплекс
ЛитМаш
ЗаводЭкоТехнологий
 
Отраслевая наука 


 
        ООО «УралИнфо»
   Телефон/факс: (343) 350 71 71
   г.Екатеринбург, ул.Мамина-Сибиряка, 58, офис 601        
            urm@urm.ru
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
«РЎСѓРјРјР° технологий» «Сумма технологий»
продвижение сайта