В начало Написать нам Карта сайта | RSS
Уральский рынок металлов


Предлагаем Вам разместить информацию в бегущую строку - 1000 рублей в месяц - за каждые 10 слов | Ежедневно посетители сайта смогут видеть информацию о Вашем предприятии. | Минимальные затраты - максимальный результат!!!
Новости Журнал О компании Статьи Аналитика Тендеры Рекламодателям Подписчикам Форумы Бизнес-навигатор Карта сайта Мероприятия Вопросы-ответы
В начало // Журнал / Все номера / УРМ №6 (сентябрь 2011) / Владислав КАЗАЧКОВ: «ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА БАЗа– СНИЖЕНИЕ СЕБЕСТОИМОСТИ»
← оглавление номера

Актуальное интервью:

Владислав КАЗАЧКОВ: «ГЛАВНАЯ ЗАДАЧА БАЗа– СНИЖЕНИЕ СЕБЕСТОИМОСТИ»

  

В августе на Богословском алюминиевом заводе (БАЗ, РУСАЛ) после длительного простоя запущена в работу шестая серия электролизеров, что позволило увеличить объемы производства и дополнительно принять на работу около 300 сотрудников. По плану в этом году завод выпустит 1,04 млн т глинозема и 122  тыс т алюминия. Значительные средства направляются на модернизацию производства и экономию энергоресурсов. Все эти мероприятия направлены на  снижение себестоимости выпуска продукции завода - глинозема и алюминия.

О проблемах и перспективах развития предприятия рассказывает его генеральный директор -  Владислав Казачков, вступивший в эту должность с апреля 2011 года.

 

Биография.

 

Владислав Валентинович Казачков родился 22 августа  1967 год в Караганде (Казахстан). В 1983 переехал с семьей в Николаев (Украина). После окончания Сызранского высшего военного авиационного училища служил в  рядах вооруженных сил до 1998 года,  уволился в чине майора с должности командира авиаотряда.

На Николаевском глиноземном заводе прошел путь от  мастера ремонтно-механического цеха до директора по производству завода. С апреля 2011 – генеральный директор БАЗа. В 2007 без отрыва от производства закончил курсы MBA при МГУ им Ломоносова.

Женат, двое дочерей.

 

- Владислав Валентинович, вы имеете опыт руководящей работы на различных предприятиях РУСАЛа, в частности, Николаевском глиноземном заводе. На ваш взгляд, в чем отличия уральских, украинских и сибирских заводов крупнейшей алюминиевой  компании страны? 

- Главная проблема уральских алюминиевых заводов, по сравнению, например, с сибирскими, – изношенное оборудование и устаревшие технологии. В частности, на запущенной в августе шестой серии электролизеров применяется традиционная для БАЗа технология самообжигающихся анодов, только большей мощности – 90 кА (а не 75 кА). Правда, на выходе техпроцесса уже применяется современная сухая газоочистка.

Это обуславливает высокую себестоимость производства алюминия. Сегодня себестоимость производства «крылатого металла» на БАЗе такова, что колебания цен на Лондонской бирже металлов (LME) периодически делают производство уральского алюминия убыточным.
В частности, в конце августа себестоимость алюминия БАЗа почти на 300 долларов превышала цену LME. Выход - в снижении себестоимости производства и освоении выпуска продукции с высокой добавленной стоимостью, в том числе сплавов на основе алюминия и протекторов для защиты от коррозии. Завод планирует  приобрести установку по фильтрации и дегазации алюминия, что позволит производить более качественный алюминий и его сплавы с высокой добавленной стоимостью. Спрос на них есть.

 - Каким образом выглядит сегодня структура выпускаемой продукции БАЗа?

- Глинозема мы в этом году выпустим около 1,04 млн т, алюминия – 122 тыс т, объемы выпуска сплавов растут и колеблются в зависимости от заказов. Ориентировочно для выпуска одной тонны алюминия требуется две тонны глинозема.  На БАЗе из общего объема производства глинозема около 240 тыс т идет на собственный выпуск алюминия. Остальной глинозем отправляется на другие алюминиевые заводы РУСАЛа, в частности, Братский и Иркутский. БАЗ – это преимущественно глиноземный завод, а сибирские заводы РУСАЛА, расположенные вблизи мощных ГЭС, ориентированы на выпуск именно алюминия. Сырье - привозное. 

 - На Хакасском алюминиевом заводе и других сибирских активах РУСАЛа применяется современная технология обожженных анодов (Содерберга). Может быть, имеет смысл на БАЗе провести коренную реконструкцию и внедрить эти технологии, которые прекрасно себя зарекомендовали во всем мире, а не латать старое оборудование?   

- Технология развивается там, где есть инвестиционная привлекательность активов. Конкурентное преимущество глиноземного завода – близость к сырью или к портам, которые обеспечивают бесперебойную доставку сырья дешевым транспортом. Например, Николаевский глиноземный изначально был ориентирован  на импортные поставки бокситов. А БАЗ – на поставки бокситов СУБРа, от Краснотурьинска до Североуральска – 37 км. Сегодня понятна логистика добычи бокситов и объем инвестиций в СУБР, чтобы обеспечить гарантированную поставку руды еще лет 30-50. Поэтому РУСАЛ сегодня вкладывает значительные средства в завершение строительства
шахты «Черемуховская-Глубокая» на СУБРе.

Инвестиции в коренную реконструкцию на БАЗе имеют экономический смысл при условии предсказуемости тарифной политики поставщиков электроэнергии. Пока же этого нет. Если в Сибири киловатт-час для алюминиевых заводов стоит около 60 коп, то на Урале его цена зашкаливает за 2 рубля, с постоянной тенденцией к повышению. Можно вложить серьезные средства в модернизацию, но ее эффект будет съеден повышением тарифов. Известно, что в структуре себестоимости алюминия около 45% составляет электроэнергия. Недаром алюминий называют твердым электричеством!

 

- Насколько реально договориться с крупными поставщиками электроэнергии о значительном снижении тарифов? 

- На сегодня  в оптовый рынок  электроэнергии  очень тяжело зайти и решить вопросы по тарифам. Тариф на передачу мощности ФРСК от МРСК отличается в 4,5 раза. Тарифы на ОРЭМ формируются, исходя из расценок самого дорогого поставщика. И практически не усредняются. Много нюансов, утяжеляющих тарифы на электроэнергию, которые теоретически можно регулировать. Но фактически произошла монополизация отрасли,  рынок энергии  неуправляем. Раньше у алюминиевых заводов было больше возможностей заключать прямые договора с  поставщиками энергии.

 - И все же - насколько реально снижение тарифов для таких крупных и стабильных потребителей энергии, как алюминиевые заводы? По логике, энергетики должны быть заинтересованы в таких потребителях…

- Снижение тарифов жизненно необходимо – в противном случае на Урале у электролиза алюминия нет будущего!  Акционеру гораздо проще построить вблизи ГЭС новый завод с новейшими технологиями. А не вести модернизацию старого завода вдали от энергомощностей.  (РУСАЛ, собственно,  так и поступает – прим. ред).

Мы ценой титанических усилий, в результате внедрения мероприятий по энергосбережению, снижаем себестоимость производства на несколько процентов. А поставщик энергии повышает тарифы разом на 20-30%. Скачки тарифа лишают борьбу за энергоэффективность всякого экономического смысла!  

Крупные инвестиции в модернизацию производства, которые в перспективе окупятся и принесут прибыль, имеют смысл, если есть долгосрочные договора на поставки энергии по стабильным тарифам.

 - В отечественной медной и никелевой отрасли спад пришелся на конец 2008 – начало
2009 гг. Когда цены на
LME падали ниже себестоимости производства металла, некоторые никелевые заводы на Урале останавливались на несколько месяцев.  Но кризис позади, цены на эти металлы с весны 2009 г. имеют устойчивую тенденцию к росту. И только по алюминию ценовая ситуация по-прежнему не стабильна. Не получится ли, что завтра РУСАЛ примет решении об остановке убыточного производства алюминия на БАЗе? 

- Решение принимает собственник, руководствуясь логикой здравого смысла. Понятно, что работать себе в убыток никому не интересно. РУСАЛ не оставляет  надежды решить вопрос по тарифам. Многое решается на уровне Москвы, но многое зависит и от региональных властей. На встрече с губернатором А. Мишариным я поднимал вопрос о снижении тарифов в качестве первоочередного. Принципиально губернатор нас поддержал. Значит, будем работать  в этом направлении. И одновременно делать все возможное для снижения себестоимости производства. Необходимо, прежде всего, повышать эффективность производства бокситов и алюминия.

 - Что делается сегодня на заводе для модернизации производства и снижении себестоимости продукции? Каков эффект? 

- Среди основных  объектов модернизации - участок декомпозиции и циклонно-вихревая печь. БАЗ строился в 1940-50 гг., понятно, что за это время технологии ушли далеко вперед. Сами баки–декомпозеры во всем мире уже применяются иные, не конусные, а с плоским днищем и механическим перемешиванием, мощностью 3000 куб м, а не 1000 куб м. В этом случае повышается интенсивность перемешивания, что важно для проведения процесса декомпозиции, выше эффективность потока, энергозатраты ниже примерно на 10%, выше выкрутка – из жидкой фазы больше высаживается глинозема, растет его качество и снижается себестоимость.

В 2012 г. планируется завершить модернизацию участка декомпозиции № 1 (пять декомпозеров)
с дополнительными вакуумно-дисковыми фильтрами фирмы Краус-Маффей. Общий объем инвестиций в участок декомпозиции - около 600 млн руб, освоено – 240 млн., до конца 2011 г. предстоит  освоить 200 млн руб, остальное – в 2012 г.  

В 2012 г. планируем завершить строительство циклонно-вихревой печи кальцинации. Ее ввод также повысит качество и снизит энергопотребление. В строительство печи уже вложено
273 млн руб, предстоит еще около 150 млн руб. В целом в 2009 году в модернизацию БАЗа было вложено 80 млн руб, в 2010 г. - 200 млн руб, в 2011 г. - почти вдвое больше.

 - Какие еще пути снижения себестоимости использует БАЗ? Каковы возможности реструктуризации и перехода на аутсорсинг подразделений завода?

- С 2007 году ремонтные службы БАЗа выделены в самостоятельное предприятие ООО «БАЗ-СУАЛ-Ремонт». В его штате – около 1700 сотрудников. Это самостоятельное подразделение, партнер БАЗа, который входит в дивизион Русская инжиниринговая компания (РИК) холдинга  РУСАЛ. В штате  собственно БАЗа – 3500 человек.

Такая реструктуризация обеспечила прозрачность затрат. Если раньше руководство БАЗа не представляло четко величины затрат на ремонт, они были размыты на общем фоне себестоимости производства, то теперь для БАЗ-СУАЛ-Ремонта снижение затрат – основная функция. Это предприятие совершенствует технологию ремонта, увеличивает межремонтный период оборудования.

БАЗ - как корабль, который плывет над рифами. А рифы это -  дисциплина, технология, персонал. Меньше запасов – быстрее замечаем проблемы технологические или дисциплинарные.
В итоге персонал приучается к более грамотной эксплуатации оборудования и неукоснительному соблюдению технологических режимов. Идеология: на неисправном оборудовании работать нельзя, поскольку завтра его ремонт обойдется гораздо дороже.

 - Говорят, раньше основной производитель тепла и пара, Богословская ТЭЦ, выполняла функции паросилового цеха БАЗа. Теперь она независима от завода, тарифы на ее продукцию не стоят на месте, хотя основной ее потребитель по-прежнему – БАЗ. Насколько заводу интересно приобретение Богословской ТЭЦ? Ее оборудование тоже в значительной степени изношено…

- Сегодняшняя технология БАЗа основана на выщелачивании, выпарке бокситов. А для этого требуются большие объемы не только электроэнергии, но и тепла, пара. В НИОКР на ближайшие годы включены работы по увеличению рекуперации (эффективности) тепла для снижения удельного теплопотребления.

Конечно, заводу интересно иметь гарантированного поставщика тепла. В частности,
на Николаевском и Ачинском заводах РУСАЛа ТЭЦ входит в состав предприятия – и это логично, с точки зрения технологической цепочки. Богословская  ТЭЦ была пущена еще в 1944 г., там до сих пор действуют  немецкие и английские турбины и котлы. В  современных условиях может оказаться выгоднее построить с нуля новую ТЭЦ (и получать энергию по минимальным расценкам), чем бесконечно  модернизировать старую. Более того, решение о строительстве Ново-Богословской ТЭЦ уже принято, ТЭО готово, пуск в эксплуатацию намечен на 2014 г. РУСАЛ ведет переговоры о тарифах с КЭС-холдингом. Пока они предполагаются на 15% выше нынешних. Хотя другого крупного потребителя электроэнергии и тепла в округе нет. В таких условиях РУСАЛу проще построить собственную небольшую  угольную ТЭЦ.

 - Каковы инвестиции БАЗа в природоохранные мероприятия? Используются ли технологии переработки красных шламов? 

- При производстве глинозема образование шламов неизбежно, с коэффициентом 1,15. Завод сегодня имеет три шламохранилища, шламовые поля, где складируются отходы глиноземного производства. Шламовое поле - это целое гидротехническое сооружение, в которое входят дамбы, шламопровод и сливные колодцы.

Первое поле (карта) уже выведено из оборота и рекультивировано. На втором поднят уровень защитной дамбы, что позволит эксплуатировать его до конца 2013 г. За это время мы должны начать строительство третьего поля, которое разделено на несколько пусковых комплексов. Его эксплуатация позволит продолжить заполнение второго поля, подняв его уровень еще на 4 м до отметки 244 м.

В прошлом году в природоохранные мероприятия было вложено 150 млн руб, в этом году - 40 млн руб, в следующем планируется 150 млн руб.  

 - Какие технологии утилизации красных шламов используются? Каким образом  решается это вопрос в  Николаеве?

- Красные шламы содержат около 40% окиси железа и могут служить техногенным сырьем для извлечения из них этого металла. Есть научные разработки, но недостаточно  эффективные. В качестве источника железа с этим техногеном конкурирует более богатая железная руда,  поэтому  шламы не востребованы.

С другой стороны, шламы вполне можно использовать как раскислители для цементной промышленности и металлургии. Есть технологии, которые позволяют извлекать из шламов редкие металлы, например, галлий. Возможно в перспективе применение этих технологий и на БАЗе. В частности, Николаевский глиноземный завод ежегодно продает на переработку около 200 тыс т красных шламов.

 - Социальные объекты по-прежнему числятся на балансе предприятия?

- Дворец культуры, спортивный комплекс, бассейн, гостиница числятся на балансе БАЗа. Перед ними поставлена цель выхода на самоокупаемость. По логике, ими должен владеть и управлять муниципалитет. Об этом БАЗ ведет переговоры с муниципалитетом уже несколько лет.

 - Как складываются взаимоотношения с профсоюзами БАЗа, местным отделением ГМПР? 

- С профсоюзами у руководства завода сложились конструктивные рабочие отношения, конфронтации нет, мы – по одну сторону баррикад. Вполне адекватный профсоюзный лидер БАЗа, Николай Прокофьев. Есть принципиальные договоренности и они выполняются. В октябре этого года предстоит очередная колдоговорная конференция, решения предыдущего коллективного договора выполняются в полном объеме. Нет никаких предпосылок для возникновения предзабастовочной ситуации, как это нередко бывало у горняков соседнего СУБРа.

Средняя зарплата по БАЗу составляет 26 тыс рублей, что значительно выше средней по области. На БАЗе сформирован Фонд развития предприятия, из которого ведутся дополнительные выплаты высококвалифицированным работникам. В перспективе поставлена задача формирования на заводе среднего класса с уровнем доходов до 2000 долларов  в месяц. Корпоративная программа РУСАЛа нацелена на формирования профессиональной элиты, которая в любом случае будет востребована – если не на одном, то на другом заводе компании. Они сегодня действуют от Сибири до Украины и Карелии, есть и зарубежные активы. Мой предшественник, гендиректор БАЗа сейчас руководит предприятием в Черногории, а нынешний мэр Краснотурьинска, тоже выходец с БАЗа, два года работал на гвинейском активе РУСАЛа.

 - Расскажите о планах завода  на ближайшие несколько лет?

- Наша основные задачи – поддерживать объемы производства на нынешнем уровне и научиться максимально грамотно и эффективно эксплуатировать оборудование со снижением удельного потребления ТЭР (тепло-энергетических ресурсов). А стремиться есть к чему: в Николаеве на производство тонны глинозема расходуется  1,7  гигакалории тепла, а на БАЗе – 3,6. Если в Николаеве шесть степеней  рекуперации тепла, то на БАЗе – 1-2. Завод должен быть привлекателен для инвестиций. А для этого требуются минимально возможные расходы и максимальная отдача.

Врезка

Александр Мишарин, губернатор Свердловской области:

 

- Для БАЗа главное сегодня, чтобы себестоимость выпуска продукции  была конкурентоспособной. В том числе – высокотехнологичной продукции, алюминиевых сплавов. Это перспективное направление. Что касается тарифов – закон сегодня позволяет их регулировать. Это вопросы управления, которые решаются в процессе переговоров собственников, федеральных властей, Минэнерго РФ и Федеральной службы по тарифам. Их нужно решать. Мы будем помогать, чтобы предприятие работало устойчиво. 

 

Юрий Шевелев, министр энергетики и ЖКХ Свердловской области

Снижение тарифов для крупных потребителей энергии  в современных условиях возможно. Для этого должно быть достигнуто соглашение между крупным потребителем и крупным производителем энергии, к которым относятся компании Росатомэнерго или Росгидро. На сколько именно процентов и на какой срок, а также другие детали соглашения обсуждаются его участниками.

Рыночные условия изменились – с 1 января 2011 г. вся энергия в стране покупается на оптовом рынке (ОРЭМ ??). Действует система долгосрочных договоров, которая регулирует тарифы.
В принципе, возможно договориться за несколько месяцев. Механизм – долгосрочный договор
на несколько лет.

  

 

Журнал

   
Ваше имя:  
Пароль:     
  запомнить меня
  Регистрация  Забыли пароль?

Бизнес-навигатор

   Меткомплекс
   Наука и образование
   Органы власти
   Отраслевые союзы
   Смежные отрасли


Атомстрой комплекс
ЛитМаш
ЗаводЭкоТехнологий
 
Отраслевая наука 


 
        ООО «УралИнфо»
   Телефон/факс: (343) 350 71 71
   г.Екатеринбург, ул.Мамина-Сибиряка, 58, офис 601        
            urm@urm.ru
пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ
«РЎСѓРјРјР° технологий» «Сумма технологий»
продвижение сайта